Выбери любимый жанр

Тайная роза - Йейтс Уильям Батлер - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

"Насколько можно назвать эту книгу "провидческой", она принадлежит Ирландии и ирландцам – народности, все еще хранящей свои кельтские основы, и среди многих меньших даров прошлого – дар видений, угасший среди более торопливых и более успешных наций; сияющие канделябры не мешали нам вглядываться в темноту, а если человек смотрит в темноту, он обязательно различит там нечто…" (У.Йейтс)


Содержание:


Посвящение

Стихи к Розе

Распятие отверженного

Вне Розы

Мудрость короля

Сердце весны

Проклятие огней и теней

Сумрачные старцы

Где нет ничего, там Бог

О Костелло Гордом, об Уне, дочери Дермотта, и о злом языке.


***



Что до средств к существованию, об этом позаботятся наши слуги.

В. де Лиль-Адан



Елена, посмотрев однажды в зеркало и увидев морщины, которыми отметили ее пролетевшие годы, заплакала и спросила: "Ради чего же меня дважды похищали?!"

Леонардо да Винчи


Посвящение


Мой дорогой А.Е. [1] – Я посвящаю эту книгу Вам, потому что, плохо или хорошо написанной Вы ее сочтете, но будете симпатизировать горестям и восторгам ее героев сильнее, быть может, чем сочувствовал им я сам. Хотя я писал эти рассказы в разное время и в различной манере, без всякого определенного плана, сюжет их един: борьба духовного и природного начал; и разве мог я посвятить такого рода книгу кому-либо кроме Вас, единственного поэта современной Ирландии, сумевшего отразить духовный экстаз в четких строках? Мои ирландские друзья иногда спрашивают, когда же я напишу истинно национальную поэму или роман, и, как я понимаю, под "истинно национальными" романом или поэмой они имеют в виду произведение, основанное на каких-либо знаменитых событиях истории Ирландии или выражающих чувства и мысли, овладевшие большим числом патриотов- ирландцев. Я, со своей стороны, верю, что стихи и проза не могут родиться из даже самого тщательного изучения истории, равно как чувств и мыслей современников, но только из воззрения на то малое и бесконечное, слабое и вечное пламя, что мы зовем собою. Если писатель желает заинтересовать людей, среди которых возрос, или полагает, что имеет перед ними обязанности, он волен выбирать символами своего искусства их предания, верования, мнения, поскольку он имеет право выбирать между предметами менее важными, чем он сам; но он не волен перебирать сущности самого Искусства. Насколько можно назвать эту книгу "провидческой", она принадлежит Ирландии и ирландцам – народности, все еще хранящей свои кельтские основы, и среди многих меньших даров прошлого – дар видений, угасший среди более торопливых и более успешных наций; сияющие канделябры не мешали нам вглядываться в темноту, а если человек смотрит в темноту, он обязательно различит там нечто.

(1 – А.Е. – псевдоним друга Йейтса, ирландского мистика и поэта Джорджа Рассела – Прим. перев.)


Стихи к Розе



О Роза, тайна тайн, сокрыта в пустоте,
Даруй мне чудный час часов: в нем те,
Искавшие тебя в стране Христова Гроба
Или в вине; их не коснулась злоба
И гнев разбитых грез; глубокая волна
Их омывает, взоры удостоив сна,
Что Красотой зовут. Раскрывшись, лепестки
Покажут мне пещеру, и дары, и шишаки
Волхвов брадатых; короля того, чьи очи
Узрели Раны, Крест увидели средь ночи
Друидовых безумств – он, погасив огни
Их алтарей, сражён был злобой; и того верни,
Кто, встретив Фанд на странных берегах,
На росных и безветренных лугах,
За поцелуй отдал и Эмир и весь свет;
Да явится и тот, кто изобильем бед
Богов тревожил, пир по мертвым не кончая,
Пока сто раз на небо не взошла заря златая;
Явись и ты, мечтательный король,
Кто нищим стал, с венцом избыв и боль,
С шутами, бардами пил хмель в глуши лесов;
И тот, кто продал земли, продал кров,
Блуждал меж странами бессчетные года,
Сквозь слезы смехом встретив миг, когда
Нашел он женщину столь яркой, светлой стати,
Что в свете волоска ее хлеб молотили тати
С заката до зари. Я с упованьем жду,
Когда ж твой грянет час – на благо иль беду?
Чтоб звезд кичливый рой, осыпавшись с небес,
Как искры в кузнице, вдруг взвился и исчез!
Когда твой грозный вихрь узрим – и не в мечте,
О Роза, тайна тайн, сокрыта в пустоте?


Распятие отверженного


Бледный человек с растрепанными светлыми волосами быстро шел, почти бежал, по дороге, ведущей с юга в город Слайго. Многие называли его Кумхелом, сыном Кормака, и многим был он известен как Дикий Скакун. Он был скоморохом и носил разноцветный короткий кафтан, остроносые башмаки, а в руке держал раздутую суму. Еще о нем: из рода Эрнаанс, рожденный в Золотом Поле, он кормился и бродил повсюду в четырех провинциях Эри, и никакое место в пределах всего мира не показалось бы ему чуждым. Взор странника скользил от башни Аббатства, обители Белых Братьев, к городским стенам, от них – к ряду крестов, венчавших вершину холма к востоку от города, заслоняя собою солнце; и он, сжав кулак, погрозил этим крестам. Он понял, что кресты не пустовали, по тому как кружили вокруг них птицы, и подумал, что какой – либо другой бродяга, такой же как он сам, возможно, висит сейчас на одном из них, и пробормотал: – Быть повешенным, удавленным, побитым камнями или обезглавленным само по себе плохо; но когда птицы клюют твои глаза, а волки рвут мясо с ног! Желал бы я, чтобы Красный Ветер друидов высушил еще в колыбели того воина Дати, что принес древо смерти в варварские земли; или пусть бы молния, испепелившая Дати в предгорьях, поразила бы и его заодно; или чтобы зеленокудрые и зеленозубые русалки похоронили его в безднах глубокого моря.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru